Андроник (andronic) wrote,
Андроник
andronic

Category:

История Андроника Комнина, рассказанная andronic’ом (2)

Начало

2. Император-западник

Период правления Мануила казался многим современникам временем редкого блеска империи. Да, Ромея к тому моменту уже прошла пики своего могущества и славы. Давно были отданы арабам Египет и Сирия, постепенно, по кускам на протяжении веков отвалилась Италия, и блистательная Венеция уже больше века силилась забыть о своем «колониальном» прошлом.

Но человек из любой части мира, приехав в Царьград, посмотрев на великолепие единственного на тот момент в Европе города-миллионера , на красоту его дворцов и церквей, на богатство его жителей, изобилие товаров на его рынках, с изумлением или со злостью, кто-то даже вопреки своему желанию, понимал: вот она – столица мира, место пребывания второго властителя после Бога – римского императора. Империя, в блеске провожающая девятнадцатое столетие своего существования, казалась вечной

В столицу, Фессалоники, Никею, Бурсу съезжались торговцы со всей Ойкумены. Из Парижа и Рима в школы империи добирались искатели древней философской греческой и богословской христианской мудрости, историки, жаждущие встречи с древними текстами, и юристы, желающие изучать римское право в том месте, откуда разошелся по миру кодекс Юстиниана. В империю ехали послужить за звонкую монету рыцари и солдаты.

В отличие от своих венценосных предков, император Мануил, казалось, сам был ослеплен этим великолепием. Одной из главных претензий, которую предъявляют нынешнее историки, является то, что, по их мнению, он слишком много внимания уделял европейской политике, безнадежно запустив дела восточные, что впоследствии привело к ужасающим последствиям для державы. Но объяснялось это тем, что Мануил мечтал ни много, ни мало о восстановлении Великого Рима в его древних границах. Он грезил объединением Священной Римской и Ромейской империй. Чтобы понять, насколько эта идея была химерической, достаточно вспомнить, что с момента раздела империи на Запад и Восток к тому моменту прошло семьсот лет.

При этом, с головой погрузившись в хитросплетения европейской политики, Мануил совершенно забросил внутренние дела. Он щедрой рукой раздавал своим придворным, представителям знатных фамилий земли и деньги. Между тем, магнаты в своих владениях все больше становились сами себе государями, и все меньше обращали внимания на центральную власть. Империя незаметно, но угрожающе быстро вползала в феодальную раздробленность.
Наконец, было еще одно обстоятельство, которое, в отличие от совершаемой тихой сапой «приватизацией власти в регионах», бросалось в глаза всем, кто был способен видеть – засилье в империи, и особенно при дворе, многочисленных выходцев из Западной Европы.

В Германии, Франции, Англии о любви Мануила к «франкам» ходили легенды. Робер де Клари простодушно превозносит щедрость и доброту императора ромеев, передавая со слов знающих людей, что будто бы «никогда не случалось, чтобы кто-нибудь, живший по римскому закону, то есть католик, обращаясь к нему за денежной помощью, уходил без того, чтобы тот не повелел выдать ему сто марок». Понятно, что в отличие от де Клари, жителям империи такая похвала казалась весьма сомнительной.
Для того чтобы понять, насколько негативно могли относиться к чужеземцам ромеи, нужно вспомнить, что если в Византии преемственность от античности вовсе не прерывалась, то Западная Европа в это время еще пребывала в форменной дикости, только-только начиная из нее выкарабкиваться.
Приезжавшие с Запада рыцари воспринимались ромеями как дикари, каковыми, собственно, и являлись. Невежественные, грязные, неопрятные, не моющиеся годами, эти «благородные господа» были, к тому же, по сути дела, братвой в не самом дальнем поколении, и в цивилизованном Царьграде вели себя в соответствии со своими «пацанскими» понятиями. Кроме всего прочего, они считали, что отдает долги только тот, кто боится кредитора, и поэтому если какой-то дурак имел несчастье дать им взаймы, отдавали крайне редко. В отличие от несколько более «деликатных» ромейских аристократов, труд и мастерство они презирали нагло и открыто. Наконец, эти гости, втайне зачастую испытывая комплекс неполноценности, не упускали случая «поставить на место» хозяев, пользуясь при этом безнаказанностью под крылом благоволящего к ним императора.
Император полностью переиначил на западно-европейский манер прежде очень религиозно окрашенный и сурово аскетичный быт константинопольского двора. Из старого Буколеонского дворца он перенес свою резиденцию во Влахернский дворец, где завел рыцарские турниры-поединки, атмосферу беспорядочных любовных связей, с толпой друзей из латинского рыцарства ездил на частые охоты, проматывая накопления казны, с великим трудом собранные его предшественниками. Стараясь соответствовать званию властелина мира, преемника великих Цезарей, Мануил устраивал расточительнейшие празднества для многочисленных гостей из Европы и из мусульманских стран.
Ко всему вышеизложенному, не следует также забывать, что к тому времени церковный раскол уже существенно укоренился и в умах латинян, и в душах ромеев. И подданным Мануила было крайне неприятно смотреть, как их император, традиционно считающийся главным защитником православной веры, даже не для государственной надобности, но сердечному расположению проводит время с католиками, открыто насмехающимися над
православным святынями.

Неудивительно, что в византийском обществе образовалась весьма внушительная «национальная» партия. И поскольку лидером противостоящей ей «западной» партии, по факту, был сам император, то вопрос о том, почему лидером «националов» стал считаться Андроник, полагаю праздным. Хотел он того, или нет, он должен был им стать.
Впрочем, о том, что его «националистические» взгляды были искренними, можно судить по тому, что они оставались таковыми и после смерти Мануила, когда соперничать было уже не с кем.

3. Царьградский плейбой.

Почему-то принято считать, что Мануил был как-то неадекватно мягок в отношении своего кузена. После этого утверждения обычно начинаются домыслы на тему того, чем такая мягкость была вызвана. Лично я вижу снисходительность Мануила к Андронику разве что в том, что он его ни разу не убил. И то сказать, в иные моменты император, скорее, просто опасался это сделать, предвидя бурю негодования в столице. Кроме того, что у Андроника были политические сторонники, все-таки, веселого и великолепного царского брата просто любили. Многие воспринимали его чуть ли не как эталон того, каким может быть ромей. (Разумеется, это не относится к мужьям его многочисленных любовниц).

Мануил явно с самой юности воспринимал его как опасного соперника.
Косвенным подтверждением этого, при определенной интерпретации может быть не совсем ясная история пленения Андроника турками почти сразу после восхождения Мануила на престол. Тогда на охоте Андроник был схвачен турками и целый год провел на положении почетного пленника у Иконийского султана. Мануил знал, где находится его брат, но выкупил его только тогда, когда его власть в империи достаточно укрепилась. Возможно, этот момент можно считать началом ухудшения братских отношений.

Стремился ли Андроник к власти над империей с самой ранней молодости? Люди, пишущие о нем, и его современники, и жившие позднее историки, полагают этот факт само собой разумеющимся, не утруждаясь, впрочем, поиском веских аргументов. Лично я полагаю, что этот человек считал, что ему принадлежит весь мир. По крайней мере, жил и действовал Андроник именно так. Не знаю, известен ли ему был лозунг «красть - так миллион, спать – так с королевой», но он к этому стремился, и ему это удалось не один раз. Для заговорщика же он, на мой взгляд, слишком явно проявлял недовольство политикой брата, позволяя себе крайне рискованные шуточки.
Вплоть до того, что однажды, на конной прогулке с императором проезжая мимо площади, на которой стояли изваяния ярящихся друг на друга волчицы и гиены, а между ними два столба, он сказал что-то вроде: «Гляди-ка, брат, какое хорошее место для того, чтобы народ мог убить надоевшего императора».

Несмотря на кажущуюся невозможность такого поведения, оно, однако, было вполне типично для Андроника. Он, вообще, отличался причудливым совмещением талантов как располагать к себе людей, так и заводить злейших врагов. Царев кузен, будучи, несомненно, неглупым человеком, явно не слишком старался обуздывать свои страсти.
В каком-то смысле, национальная партия за это его и ценила. Никто, кроме него не мог так откровенно «истину царю с улыбкой говорить».
К сожалению, это его следование своим порывом имело, разумеется, и отрицательные стороны. Так, будучи в силу своих физических и умственных способностей самым желанным кавалером для дам и девиц в обозримой части Вселенной, он ухитрялся из них выбирать именно тех, связь с которыми создавала ему наибольшие проблемы.

Будучи уже женатым (предположительно на грузинской принцессе), и имея сына Мануила, в 1151 году он завел продолжительную открытую связь с вдовой Евдокией Комниной, приходившейся ему двоюродной племянницей. Когда родственники Андрониковой любовницы пытались обратить его внимание на недостойность подобной кровосмесительной связи, да еще при живой жене, Андроник, посмеиваясь отвечал на это, что, во-первых, он, как верноподданный, берет пример со своего государя, а, во-вторых, что степень его родства с любовницей, если опять же брать за пример императора, не так уж и близка.
Дело в том, что Мануил, женатый на родственнице германского императора Берте Зульцбахской (в православии – Ирине), тоже открыто жил со своей любовницей Феодорой, также приходившейся ему племянницей, но в его случае вообще отнюдь не двоюродной. Ну и, наконец, для полного анекдота осталось добавить, что пассия Мануила приходилась пассии Андроника… родной сестрой.

Не имея внятного повода наказать Андроника (нельзя же человека репрессировать за то, что он любовник сестры твоей любовницы! – смеяться будут) в 1152 году Мануил решил отправить его на удачно подвернувшуюся войну.

4. Царская охота.

На восточном краю владений империи – в далекой Киликии объявился бежавший из империи армянский царь Торос (Феодор), начавший активные боевые действия против ромеев. Андоник был назначен начальником войска, направленного для войны с Торосом.
Поначалу война для ромеев шла успешно. Андронику удалось загнать Тороса с его войском в крепость Мопсуэстию, после чего началась длительная осада, которая, собственно, и погубила все дело. Заскучав, и, видимо, полагая войну уже выигранной, Андроник стал небрежно относиться к руководству войском, затеял празднества, и завел сразу несколько интрижек с местными красотками.

Однажды ночью, Торос, пользуясь темнотой и проливным дождем, разломал стену крепости и со всем войском буквально свалился на голову ромеям, ворвавшись в византийский лагерь, где в это время шла шумная пирушка.
По свидетельствам очевидцев, увидев неприятеля, Андроник проявил чудеса мужества и рыцарского мастерства, со свойственным ему изяществом, и даже некоторой театральностью сражаясь одновременно с несколькими врагами. К сожалению, хороший боец не значит хороший полководец. Война была безнадежно проиграна.

Вернувшись по приказу императора в Константинополь, Андроник получил изрядную нахлобучку, … и назначение губернатором на противоположную границу империи – в Наис (нынешний сербский Ниш) и Браничево, охранять покой державы от венгров.
Этот эпизод жизни Андроника имеет, по крайней мере, две противоположных интерпретации. По одной, Андроник установил связь с венгерским придворным провизантийским «подпольем» и затеял интриги против враждебного Константинополю венгерского короля. По другой, Андроник, напротив, затеял тайные переговоры с венгерским королем о совместных действиях против Мануила, в результате которых венгры должны были получить изрядную часть византийских владений на Балканах, а Андроник – императорскую корону.
Рассказывают о неких письмах Андроника своим венгерским подельникам, чудесным образом попавших в руки императора. Якобы в этих письмах изменник договаривался с неприятелем о коварном плане, согласно которому Андроник должен был в условленное время лично заколоть Мануила, после чего венгры, стоящие наготове на границе, должны были вторгнуться в пределы империи. Один источник сообщает, что их зачем-то передал Мануилу… сам венгерский король.

Мануил вызвал Андроника для объяснений, но Андроник уверенно придерживался версии заговора против венгерского короля. Не назначив никакого наказания, Мануил, тем не менее освободил Андроника от поста губернатора и велел оставаться в свите при нем для дальнейших распоряжений. Некоторые историки видят в этом решении свидетельство особенной мягкости, которую император проявлял к своему кузену. На мой взгляд, снисходительность тут не при чем. За свое сорокалетнее правление Мануил показал себя вполне вменяемым человеком. Как бы мягко он к Андронику не относился, не стал бы он держать в непосредственной близости от себя без кандалов на руках и ногах лучшего фехтовальщика Европы, собирающегося его убить. Ясно, что мотивы у Мануила были совсем другие, а какие именно, я думаю, будет ясно дальше.

В то время императорский двор временно дислоцировался в македонской Пелагонии. Туда Мануил и направил Андроника, не давая ему кокретных поручений. Там наш герой опять встретил уже упоминавшуюся Евдокию, с которой возобновил отношения. Между тем, там же находились зять Евдокии, Иоанн Кантакузин, и ее брат Иоанн, носивший высокий титул протосеваста, по странному стечению обстоятельств бывший влиятельным человеком в западнической партии, близкий к императрице Ирине.
Однажды ночью, когда Андроник находился в палатке у Евдокии, молодая женщина обратила его внимание на то, что палатка окружена вооруженными людьми, явно замышляющими недоброе. Она даже предложила Андронику способ избежать встречи с ними – переодеться в платье ее служанки и выйти неузнанным под видом женщины. Однако, по какой-то причине ее любовнику этот план не понравился, он просто разрезал заднюю стенки палатки, выскочил из нее с обнаженным мечом и… нос к носу столкнулся с самим протосевастом Иоанном. Воспользовавшись замешательством врагов, Андронику удалось удрать.
В течение нескольких дней на него покушались еще несколько раз. Однако, по свидетельству того же Киннама, Андроник был в самом расцвете сил, с одним дротиком в одиночку ходил на кабана, и успешно отбивался от врагов.
Но, полагаю, он уже все понял. Несмотря на то, что о нападениях на него знал весь лагерь, никто из злодеев схвачен не был. Да и не стали бы они с такой настойчивостью посягать на жизнь брата и однокашника императора, если бы не были твердо уверены: наказания не будет.
Между тем, по лагерю распространялись и другие слухи. Будто бы сам Андроник с целым отрядом друзей-исаврийцев дважды покушался на жизнь самого императора, и самодержца оба раза спасала от гибели бдительность и смелость …протосеваста Иоанна, брата Евдокии. Правда, странным образом, сам Мануил узнал об этих покушениях только через несколько дней от императрицы, которой о них рассказал тот же Иоанн. В эту галиматью не верил даже недолюбливавший Андроника Никита Хониат.

Однажды император увидел Андроника, обнимающего своего коня и шепчущего ему что-то на ухо. Мануил подошел к брату и спросил, о чем он разговаривает со своим любимцем. На что Андроник по своему обычаю, не чинясь, ответил: «Я прошу его побыстрей скакать, когда я сбегу отсюда, убив своего главного врага.»

Тут император решил, что игры пора кончать. Через несколько дней Андроник был взят под стражу и заключен в башню Большого императорского дворца в Константинополе.

Продолжение следует
Subscribe

  • О "двоюродных племянниках"

    Зеленский насчет годовщины Крещения Руси: "Киевская Русь – это мать нашей истории. 24 области Украины и полуостров Крым – ее родные дети. И они по…

  • Вакс - антивакс - синтезвакс

    А вот сейчас наброшу :) Хотя на самом деле просто интересует мнение френдов. В принципе любое: от вдумчивого ответа по существу до бесвязных…

  • Слегка культурологическое

    Правильно ли я понимаю, что песня американской женской группы The Bangles "Walk Like an Egyptian" 1986 года это обыгрывание одного короткого эпизода…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 19 comments

  • О "двоюродных племянниках"

    Зеленский насчет годовщины Крещения Руси: "Киевская Русь – это мать нашей истории. 24 области Украины и полуостров Крым – ее родные дети. И они по…

  • Вакс - антивакс - синтезвакс

    А вот сейчас наброшу :) Хотя на самом деле просто интересует мнение френдов. В принципе любое: от вдумчивого ответа по существу до бесвязных…

  • Слегка культурологическое

    Правильно ли я понимаю, что песня американской женской группы The Bangles "Walk Like an Egyptian" 1986 года это обыгрывание одного короткого эпизода…