Андроник (andronic) wrote,
Андроник
andronic

Польский lytdybr-3

"SOLIDARNOST"

Кстати, в Гданьске я угодил на концерт, посвященный двадцатипятилетию «Солидарности».
Выйдя через Зеленые ворота с «Длуги» улицы, на площади между торговым центрам и Катовней (Пыточной башней) мы обнаружили большое количество стульев и скамеек, на которых сидел народ, а перед ним сцену. На плакате, если верить моей жене, было написано как раз про юбилей «Солидарности». Мы вырулили из-за сцены и оказались прямо перед колонками.
В этот момент на сцену вышли два по пояс голых парня с банданамии на бошках, и с тамтамами на пузах, и полная девушка с флейтой. После короткого, выдержанного почему-то в мрачных интонациях, предисловия парни начали бить в тамтамы, а девушка играть на флейте. Музыку один из парней сопровождал речитативом, отдаленно напоминающим рэп. Содержание песни я даже приблизительно понял. Там пелось что-то насчет того, что мы все звери в джунглях.
Пожалуй, интересней было смотреть на зрителей. Раскрепощенность наблюдалась полная. Кто-то свистел, кто-то улюлюкал, причем возрастной состав был отнюдь не молодежный, а вполне адекватно представлял все возрастное разнообразие польского общества. Прямо перед сценой плясал абсолютно седой абсолютно бухой дед, как музыканты по пояс голый, рядом с ним вальсировали, обнявшись, двое чуть более трезвых молодых парней.
В общем, веселье было весьма заразительным. К сожалению, когда песня закончилась, вместо музыкантов вышел мужик в костюме, который начал рассказывать что-то, судя по взрывам хохота, донельзя смешное. Мы почувствовали себя на этом празднике жизни чужими, и ушли.

…И ещё о «Солидарности».
Как-то vad_nes написал: «в голове всплыла фраза кого-то из средневековых польских властителей, как бы не Стефана Батория: "Воевать поляки не умеют. Но зато как они умеют бунтовать!»
С этим можно согласиться, только если считать бунт некой самодостаточной сущностью, имеющей собственную ценность, совершенно не связанную с его результатом. Может быть, я ошибаюсь, но, насколько мне известно, подавляющее большинство польских восстаний заканчивалось ухудшением положения поляков.
По моему дилетантскому мнению, эпопея с «Солидарностью» отнюдь не была исключением. Непоредственным наблюдаемым следствием выступления «Солидарности» был переворот Ярузельского и чрезвычайное положение.
Правда, поляки считают, что с подвигов Валенсы сотоварищи началось крушение соцблока. Непонятно, однако, почему не с Праги 68 и не с Будапешта 56. Они, вроде, раньше были. А в событиях конца 80-х куда больше заслуга Горбачева, чем Валенсы.

К тому же, что бы мне не говорили адепты свободного рынка, к каковым, страшно признаться, я и сам себя отношу, но все-таки в борьбе рабочих, приведшей к восстановлении капитализма в стране, есть что-то противоестественное.
Дима рассказывал, что мужик, у которого мы ночевали во Владиславове – когда-то вместе с Валенсой эту самую «Солидарность» начинал. Успел побыть там не то делопроизводителем, не то секретарем.
Сейчас живет с того, что сдает недалеко от курорта туристам двухэтажный домик, специально для того и построенный, точь-в-точь как делают у нас в Геленджике. Сильно пьёт.
Не знаю уж, правда или нет. Должно быть, в Польше сейчас много алкашей под мухой рассказывают собутыльникам, как они в 80-м… с Лешеком Валенсой…
Выпить поляки вовсе не дураки, и им известный тип веселья, который – «пити», тоже не чужд. Если мы с ними чем-то различаемся, то отнюдь не этим.

ВТОРОЕ ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ

Так я подхожу ко второму предостережению, которое я слышал, когда говорил, что еду в Польшу.
«Ты чего, - говорили мне, - они же там русских ненавидят!»

Что по этому поводу я могу сказать?
С одной стороны…
Когда мы с Димой в ночь-заполночь шатались по Варшаве, и отнюдь не шёпотом на великом-могучем обсуждали варшавские достопримечательности, мы забредали и в довольно тёмные углы, в которых видели довольно подозрительные рожи. Но ни от кого претензий по поводу жертв Катыни так и не услышали. Нет, я вообще-то ничего не утверждаю. Возможно, побудь я в Польше подольше, удалось бы и крепко нарваться. Может быть, я не там ходил, или просто недостаточно долго. Не исключено, что по соседней улице в это время ходила толпа разъяренных русофобов, со сведёнными чесоткой кулаками. Но вот как-то обошлось.

На протяжении всей поездки нам, как на грех постоянно встречались незнакомые люди, готовые помочь, подсказать, даже проводить до нужного места. Во время экскурсии по Мальборку, когда Дима переводил нам то, что говорила гидша, она поинтересовалась, откуда мы. И узнав, что из Москвы, в перерывах между разъяснениями по-польски вставляла несколько слов по-русски специально для нас. В чём тут дело? Может быть, этих людей подкупал наш неподдельный интерес к тому, что нас окружало? Я не знаю…

С другой стороны…
Я узнал, что «русский» у поляков – почти ругательство. Разговаривая с русским, которого они уважают, они этого слова стараются избегать. Заменяют его на «россиянский» не только в смысле государственной принадлежности, но и в смысле национальности. (С точки зрения ЖЖиста, это несколько даже забавно) Насколько я понял, это в существенной степени следствие ассоциации слова «русский», «русские» с неприятностями нашей общей истории.

Подумав, я понял, что такого отношения к нам избежать было практически невозможно.
Я представил себе, как должен чувствовать себя народ, в свое время руливший великой державой, но в последние несколько столетий терпящий одни поражения, а независимость и территориальные приращения получающий исключительно по чьей-то милости. В конце концов, слово «облагодетельствованный» тоже относится к страдательному залогу.
Польскому национальному мифу срочно нужно было найти ВНЕШНЕГО виновника всех их несчастий. И русские для этого подходили больше всего.
Все-таки, два столетия большая часть Польши отнюдь не добровольно была частью Российской империи, и, положа руку на сердце, надо признать, что социалистический путь во второй половине ХХ века – можно долго рассуждать, полезен он был для них или вреден - но мы полякам навязали.
В этом смысле неизбежно и то, что то хорошее, что наши соотечественники сделали для их родины, поляки склонны тщательно забывать, или как-то странно интерпретировать. Готовясь к поездке, я распечатал какую-то переводную статью про достопримечательности Кракова, и прочитал там что-то вроде: «…в отличие от Варшавы, где в 1945 году советская армия дала немцам возможность разгромить все, что только можно, к Кракову отнеслись иначе…» (М-да, сказано так, будто при расстреле Варшавы русские немцам снаряды подносили.) И памятник Коневу – спасителю Кракова от полного уничтожения поляки снесли, и улицу его имени переименовали. И даже та замечательная экскурсоводша в Мальборке рассказывала о разрушении его в 1945 году нашими войсками с некоторым сожалением. Вот, мол, пришли дикие русские и сломали такую красивую вещь. Впрочем, может, ей, экскурсоводше положено.

Ну не хотят поляки признавать наших благодеяний! А от тех, что другие признавали, нам много толку было? Вон, болгары вроде бы помнят, что мы их освободили, но в обеих мировых, почему-то, воевали на немецкой стороне.

Можно по этому поводу злиться, а лучше, наверно, плюнуть. И впредь быть умнее.
Во всех смыслах.

Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать.
Subscribe

  • Три сосны

    На протяжении всего моего пребывания в ЖЖ наблюдаю людей, которые плутают в трех соснах. Никак не могут понять, как соотносятся - гражданство и…

  • Геополитические причины Троянской войны

    В комментариях к прошлому посту спрашивают: "И кто их [древнегреческие мифы] знал? Остановите каждого первого да спросите, из-за чего началась…

  • Сторож брату

    Увидел у Сергея Шмидта: "— Брат Дмитрий скоро воротится? — сказал Алеша как можно спокойнее... — Почему ж бы я мог быть известен про Дмитрия…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments