July 14th, 2004

Скрепы

Успешный человек

Я познакомился с Успешным Человеком (УЧ) в гостях у одной моей давней знакомой. Потом мы с ним виделись неоднократно. В то время такого рода мероприятия в нашей институтской компании бывали еще не так редко, это потом все переженились, поскучнели, углубились в себя и в карьеру.
УЧ был к моменту нашего знакомства действительно успешным, и видимо, заслуженно. Он руководил динамично развивающейся современной рыночной структурой, карабкающейся по острию мирового прогресса. Я же, напротив, находился, пожалуй, в самой нижней точке своей траектории. За год я сменил не меньше пяти мест работы, меня мучили тяжкое безденежье и неуверенность в будущем. Видимо, поэтому, приятелями мы с ним так и не стали.
Последняя вечеринка, на которой были одновременно я и УЧ, у меня совпала с каким-то совсем уж отчаянным невезением. По этой причине, я выпил лишнего, и начал нести какую-то уже совсем тупую и злобную чушь, так что впоследствии испытывал тяжкие угрызения совести из-за того, что испортил людям праздник. Подозреваю, что таким мой образ в памяти УЧ и запечатлелся.
По некоторым причинам, которые здесь нет нужды объяснять, я несколько месяцев не посещал сборища нашей компании, когда же я туда «вернулся», УЧ там уже не появлялся.
*********
Какое-то время спустя, когда я участвовал в подготовке некоей конференции по проблеме очень актуального, и казавшегося тогда совершенно неразрешимым кризиса неплатежей, мой приятель, который был мотором этого мероприятия неожиданно позвонил мне, предложив поучаствовать в VIP-вечеринке, посвященной юбилею одной крупной финансовой организации. На эту вечеринку были приглашены главный редактор крупного газетного холдинга, где работал мой приятель, и непосредственный приятельский начальник. Поскольку ни тот, ни другой по каким-то причинам побывать на рауте не могли, главред отдал свое приглашение начальнику, а начальник вместе со своим моему приятелю. Приятель воспринял это как знак свыше. Дело в том, что на рауте должна была быть чертова прорва VIP-персон самого высокого уровня, которых можно было в непринужденной обстановке заманить на конференцию.
Через три часа, я, небритый и слегка опухший от бессонницы (причины пропущу), пройдя через бдительных секьюрити по приглашению главреда известного издания, уже бесчинствовал в «Метрополе». Договорился о посещении нашего мероприятия с Ясиным, был вежливо послан мамой ГКО Б.И. Златкис… И тут я увидел УЧ. Он стоял с бокалом некоего безалкогольного напитка и смотрел на меня с каким-то странным выражением. Я, между тем, обрадовался, что, наконец, вижу не по телевизору знакомую рожу, подошел к нему и поздоровался. Его лицо как-то нехорошо исказилось, будто от резкого импульса зубной боли.
И тут до меня дошло.
Не ручаюсь за точность своей догадки, но, кажется, я понял причину его странного состояния. Судя по всему, даже для него, по статусу вполне соответствующего окружающей обстановке, было важно находиться здесь, среди этих выдающихся и влиятельных людей. Это было одним из признаков его собственной успешности. Мое появление просто-таки разрушало его мир. Господи, думал он, что здесь делает этот стопроцентный лузер? Если он здесь и сейчас стоит передо мной, то чего стоит мое присутствие в этом месте? Какой смысл гордиться членством в клубе, в который пускают всех подряд?
В некотором замешательстве я спросил его, нет ли здесь нашей общей знакомой, но он сказал, что ее не пригласили.
Что я должен был делать? Объяснять ему ради его спокойствия, что я сюда пробрался аки тать по чужой ксиве? Многие из тех, кто были вокруг, делали вещи и похуже. Мне не в чем было оправдываться, и не за что его жалеть.
********
Я вспомнил эту историю неделю назад.
Тогда я был в поездке по Италии, организованной в рамках программы ТАСИС. В одном из городов по ходу следования владелец заказанной для нас гостиницы в связи с наплывом туристов сдал наши номера кому-то другому. В результате, в порядке выполнения обязательств и, видимо, для возмещения морального ущерба, вместо просто приличной гостиницы нас разместили в очень хорошем отеле рядом с болонским кафедральным собором.
Утром, завтракая в холле гостиницы, я увидел человека, который с тарелкой шел в мою сторону, и, не отрываясь, смотрел на меня. Не знаю, понял ли он, где меня раньше видел, я его тоже не сразу идентифицировал. Скорее всего, мое лицо сассоциировалось у него с каким-то не очень приятным событием из его прошлого, которое он не мог вспомнить. По крайней мере, его лицо выражало какое-то смутное обиженное недоумение.
Ну да, это был УЧ. Я полностью в этом уверился, когда услышал, как он что-то сказал по-русски своему спутнику.
********
Три дня спустя во время перелета Милан-Москва моей соседкой оказалась умопомрачительно красивая блондинка, как выяснилось – моя землячка уралочка. Уже в очереди на контроль документов в Шереметьево-2 она вдруг спросила:
- А он тоже из твоей группы?
- Кто? – не понял я.
- Ну вон тот, в очках, - она показала в конец очереди, - Он все время на тебя смотрит.
Я обернулся…