November 6th, 2004

Скрепы

Бесчувственные пермячки

trankov пишет:
Сегодня … развлекались тем, что разговаривали, не разжимая зубов. Это фирменная пермская фишка, о которой писал ещё Мельников-Печерский. Попробуйте сжать зубы и говорить, не разжимая их. Не удаётся? То-то же.
А мы вот всегда так говорим. Это и есть пермский акцент.
Мы их, конечно, разжимаем... Но так, что если не разжимать, мало что меняется.

uncle_black поясняет:
"Некогда, когда я обучался на неких курсах связанных с рекламой, рассказывали нам и про дикцию. И в частности про пермское произношение.
И прозвучало следущее. При разговоре человек активно использует нижнюю челюсть. И речь получается нормальная, внятная. Особенность пермского произношения в том, что челюсть нижняя остается практически неподвижна."

Ну да. Нижняя челюсть, как известно, единственная подвижная часть черепа. То есть, если человек говорит, не двигая нижней челюстью, практически это означает, что он говорит с закрытым ртом.
Это любопытно.
Как мы знаем из песни Кима в исполнении Боярского, «неподвижная нижняя челюсть говорит об отсутствии чувств».
Не упомню, где я об этом читал, но связь малой подвижности нижней челюсти с бедной эмоциональностью, отмечают, кроме поэтов-песенников-шестидесятников и психологи. И даже психиатры.
(Впрочем, возможно и постоянное желание скрывать свои чувства).

Я плохо идентифицирую голоса по телефону. Практически вообще никак.
Пермский филиал узнаю. То есть не понимаю, кто именно звонит, но по акценту четко отсекаю, что именно из Перми.
Причем у женщин акцент сильнее, чем у мужчин.
Чем это объяснить, не знаю.
Но факт такой имеется однозначно.

У меня была, как бы это выразиться, «связь», что ли, с одной студенткой жутко феминизированного Пермского фармацевтического института (в просторечии, «фармушки»).
У нас были дурацкие отношения. Я обитал в Долгопе, где учился в МФТИ. Она, соответственно, в Перми. Виделись раз в полгода.
Девушка была почти точной копией юной Джины Лоллобриджиды, только шатенка. И была, несколько, я бы сказал, холодновата.
Хотя окончание нашего рОмана было как будто взято из приторного женского ромАна.

Впрочем, в Перми она только училась, а родом была из Свердловска.
Скрепы

Слышу голос из прекрасного далёка

Россия уже свернула на путь варварства и разговривать с ней теперь можно только на языке, который воспринимают варвары.. И т.д.

Оставлю вопрос о том, зачем человек это все написал.
Допустим, что «не могу молчать» и прочая.
То есть данный текст, как дембель, неизбежен.
Да и сам по себе он мне интересен только как пример явления: русофобских текстов на русском языке.

То есть я даже не призываю такие тексты запрещать. Пусть пишут. Надо же моим соотечественникам знать, что люди, ненавидящие Россию – не плод больного воображения русских фашистов, а факт окружаещей нас реальности.

Вопрос в другом – по-русски-то почему? Зачем писать на языке «братвы и блатняка», если так противно?

Предполагаю варианты (друг друга не исключают):

1. Человек не знает другого языка, скажем, языка своей новоприобретенной родины достаточно хорошо, чтобы на нем написать связный текст (Политкорректно опускаю предположение, что этот может быть язык вообще не приспособлен для описания сложных понятий.).

2. Нет аудитории. На другом языке некому писать. Аборигены его не будут слушать, потому что он для них – папуас. Наши вообще на это дело жалуются. Скажем, на то, что их местные девушки не любят.

3. Тусовка этого человека, его единомышленники, пишет и говорит только (или в основном) по-русски. Они очень не любят Россию и русских, но это единственный язык, на котором они могут общаться между собой.

4. Человек пишет текст для жителей поганой Рашки. Хочет показать им свое превосходство, потому что он теперь в Цивилизованной стране, а они, лузеры, остались там же, где были – за воротами рая. Обычно это бывает, когда кроме этого человеку гордиться больше нечем.

Глубоко несчастные люди.