March 1st, 2009

Скрепы

Где кончается свобода слова

Политический комитет партии "Яблоко" призвал российские власти ясно и недвусмысленно осудить большевизм и сталинизм.
В заявлении, принятом на заседании в Москве в субботу, политкомитет "Яблока" призвал приравнять к уголовному преступлению оправдание массовых репрессий.

А как же насчет: «Я ненавижу ваши убеждения, но готов отдать жизнь, чтобы вы имели возможность их высказать»?
Те, кто повторяют эту формулу, обычно подразумевают, что для них повторяющих ее свобода (не только их личная) - дороже всех других ценностей, включая их собственную жизнь.
Но в случаях, подобных вышеприведенному, выясняется, что на самом деле они имеют в виду все же нечто другое - пусть даже они сами себе этого четко не формулируют. А именно - представление, что для общественной пользы (что это такое - разговор особый) неприятные последствия свободы слова как правило меньше неприятных последствий ее отсутствия или существенных ограничений. Но вроде как бывают случаи, когда это общее правило не работает, и тогда свободу слова нужно ограничивать. Как в иных странах преследуется по закону отрицание Холокоста, преступности фашизма, геноцида армян и т.д.

И я, вообще-то, с этим согласен. Ну хотя бы потому, что, скажем, проповедь муллы в Палестинской мечети, убеждающего прихожан в святости шахидизма, хоть сам он лично никого не убивает, и даже никого силой к убийству не принуждает - ИМХО, безусловно, соучастие в терроризме, и такие действия должно пресекать.

Вопрос в том, где эта граница.
Как определить, с какого момента вред от свободы слова превышает пользу от него?
Каков критерий?
И кому быть судьями?