June 21st, 2009

Скрепы

Иранская Тянъаньмынь

Последние события в Иране в журнале у drugoi:
http://drugoi.livejournal.com/2974509.html?nc=36

Почему Тянъаньмынь?
Я вижу следующие сходства в тогдашней китайской и нынешней иранской ситуации:
1. Сначала верховная власть дает "свободо-ориентированной" части населения (студентам, интеллигенции, столичному бизнесу и менеджерам, вестернизированной молодеж крупныхи городов) надежды на послабления или даже какое-то реформирование режима.
2. Затем, когда "оттепельные элементы" уже уверовали в свет в конце туннеля, власть неожиданно дает им по балде - тем или ным способом.
3. В ответ возникают первые небольшие очаги протеста. Протест давится, но недостаточно жестко, чтобы полностью загасить. Недовольство тлеет.
4. Какая-то группировка внутри руководства страны (слегка оттертая от реальной власти) решает использовать этот протест в борьбе за власть с другими группировками.
5. Начинается неявное, непрямое - где-то саботажем мер по наведению "порядка", где-то уклончивыми заявлениями о том, что "ребят тоже можно понять" и т.д. - поощрение протестующих к наращиванию протестных действий.
6. Протест нарастает (от митингов - к демонстрациям, от демонстраций - к столкновениям с полицией, от столкновенйи с полицией - к штурму знаковымх учреждений, к баррикадам и т.д.)
7. Полиция и армия дезориентированы отсутствием единой воли власти. В результате дело не доводится до конца и противостояние протестантам приводит к обратному эффекту - зверя не убивают, но ранят, и только все больше разъяряют.
8. Дальше - уже мои домыслы и прогнозы. Насколько я понимаю, у протестующих нет лидеров, которые, с одной стороны, были бы достаточно авторитетны, чтобы повести за собой всех протестантов, с другой - готовых идти до конца по-настоящему (в Мусави как иранского Ельцина как-то пока не верится, хотя - чем черт не шутит?).
А власть опомнится, поняв, что ситуация вышла из под контроля,и может смести систему целиком. И уже без тормозов обрушит на демонстрантов верные войска, без всякой оглядки на мировое сообщество.
В таком случае все кончится большой кровью.
Скрепы

Невыщипанные брови исламского фанатика

Холмогоров цитирует запись в дневнике тегеранской студентки, собирающейся на демонстрацию:
"Завтра я пойду на демонстрацию. Возможно, там прольется кровь. Возможно, я буду одной из тех, кого там убьют. Я слушаю все мои любимые песни. Я даже хочу потанцевать под некоторые из них. Я всегда хотела сделать очень узкие брови. Да, может быть, я зайду в салон перед демонстрацией! Есть несколько любимых сцен из фильмов, которые я должна пересмотреть. Еще я хочу заскочить в библиотеку. Надо перечитать стихи Форуг и Шамлу. Все семейные фотографии пересмотрены. Надо позвонить друзьям и попрощаться. Все, что у меня есть – две полки книг, которые я оставляю своей семье. До диплома всего два экзамена, но кого это сейчас волнует. Голова идет кругом. Я пишу эти бессвязные фразы для будущих поколений, чтобы они знали, что мы делали это не под влиянием эмоций и не под влиянием друзей. Чтобы они знали, что мы делали все, что могли, чтобы у них было будущее. Чтобы они знали, что наши предки сдавались арабам и монголам, но не сдавались деспотизму. Я пишу это для завтрашних детей..."

И комментирует:
Мда. Что-то у меня совсем никакой жалости к этим существам с плоскодонными умами и душами. Любой иламский фанатик мне в сто раз ближе этих существ идущих на смерть с выщипанными бровями.

А кто Вам ближе - эта девушка с выщипаными бровями, сценами из любимых фильмов, стихами каких-то неведомых мне Шамлу и Форуг и т.д. или Егор Холмогоров с исламским фанатиком?

P.S.
Холмогоров поясняет свою мысль для непонятливых:
"Мем очень простой - есть два типа людей, те, которые перед смертью думают о бровях и те, которые перед смертью думают о Боге. Второй тип мне бесконечно ближе."
И тут мне вспоминается из "Трех мушкетеров" тема диссертации Арамиса:
"...- Но согласитесь, по крайней мере, что не подобает приносить в жертву господу то, чем вы окончательно пресытились. Скажите, д'Артаньян, разве я не прав?
- Разумеется, правы, черт побери! - вскричал д'Артаньян.
Кюре и иезуит подскочили на стульях.
- Вот моя отправная точка - это силлогизм: мир не лишен прелести; я покидаю мир - следовательно, приношу жертву; в Писании же положительно сказано: "Принесите жертву господу".
- Это верно, - сказали противники."

Все это безотносительно к конкретной ситуации в Иране и степени искренности студентки. Я - "вообще"...