December 18th, 2009

Лопухина

Джоконда, которую я не видел

"Джоконда", она же "Мона Лиза" - самая известная картина в мире. Проводились ли репрезентативные опросы, я не знаю, но так говорят.
Цены ей нету, а если и есть, то какая-то абстрактная, примерно как оценка расстояния до Луны в днях пешего пути.
Говорят также, будто тысячи людей вглядываются в репродукции, пытаясь постичь тайну ее удивительной улыбки. Я тоже пытался. И ничего не понял. И, вообще, крутизны этой картины против прочих шедевров Возрождения и далее везде никогда не понимал. "Сикстинская мадонна" мне всегда казалась на порядок более впечатляющей. Ботичеллевская Венера - более волнующей. Картины Босха - более изощренными. И т.д. Думал, что-то мне такое недоступно.

Побывав в Лувре, естественно, пошел к Джоконде. Отчаявшись пробиться ближе к загадочной через толпу монголоидов с фотоаппаратами, постоял, посмотрел издалека. Лучше не стало. "Живьем" Мона Лиза (п)оказалась очень маленькой, тусклой и невзрачной. При этом рядом - в большой галерее - висели полотна куда завлекательней во всех отношениях.

Во второй приезд в Париж прошел по Лувру с гидом - "тут-то истопник нам и открыл глаза". Сказал он примерно следующее - будто бы Леонардо, вообще, строго говоря, писал свои картины не столько как художник, а как ученый-исследователь, изучающий с помощью своих произведений оптику, восприятие человеком пропорций, сочетаний цветов, теней и т.д. "Джоконда" в этом смысле не то, что не исключение, а совсем даже наоборот. То есть, (якобы) писал ее да Винчи не за деньги, не по заказу, не собираясь вводить в заблуждение покупателя, ожидающего портрет или картину в обычном смысле, а прямо как научный эксперимент в чистом виде. Холст покрыт несколькими слоями краски - разной толщины в разных местах картины, прямо-таки буграми (???), причем несколько верхних слоев краски прозрачные или полупрозрачные, вернее, под разными углами то пропускают свет, то нет. Так вот, якобы Леонардо пытался с помощью этих невероятных ухищрений добиться эффекта, подобного некоему голографии с видеофильмом - чтобы при изменении ракурса детали картины плавно изменялись - менялись очертания губ, одни мышцы лица еле заметно напрягались, другие расслаблялись, чтобы слегка менялся взгляд и т.д.

Вот так себе представляешь - и понимаешь, что если бы ему это удалось, то наверно, на неизбалованного "движущимися картинками" зрителя начала 16 века этот эффект должен был производить впечатление ошеломляющее.
...Ну, видимо и удалось, потому что ошеломленных отзывов было предостаточно. Ну а потом стали восторгаться уже и репродукциями. Которые главную фишку шедевра передают примерно так же, как игру гениального пианиста-виртуоза передает его фотография за роялем (вдохновенное лицо, тонкие пальцы-то на ней видно же?).

Выслушав это откровение (или прогон) я еще раз попытался пробиться к "Джоконде", но там опять оказалось пара десятков совершенно одинаковых японо-корейцев в совершенно одинаковых костюмах, плотно облепивших барьер вокруг Нее, а распихивать людей локтями в Лувре мне показалось стремно, и я ушел, так и не постигнув.
Собственно, и понятно. Если верить тому гиду, увидеть - не говорю - по-настоящему, а, вообще, увидеть, в принципе - шедевр Леонардо можно только в пустом зале с правильным освещением, походив вокруг нее, периодически останавливаясь то в одной точке, то в другой. Неспешно, вдумчиво, без народа, с кислородом, со светом...

А так выходит, что самый известное произведение искусства - одновременно и самое недоступное. Пока не научатся делать точные молекулярные копии, конечно.

...Но о чем это я, вообще?
Что мы, вообще, знаем по-настоящему? Я имею в виду из того, что сами не обошли десять-двадцать раз кругом, руками не пощупали, внутри чего не побыли, не попробовали на язык, не поносили у себя на спине и т.д.
Читаешь, скажем, статью какого-нибудь американца о России, и диву даешься - вроде тусовался здесь среди нас не один день, но ни черта же не понял.
А кто-то на нас смотрит с тем же изумлением.
И так далее, и так далее...