March 14th, 2011

Никола Невьянский

Хана me

Слыхал я, что в конце марта вечером, удостоверившись из теле- и радиосообщений, что момент настал, японец выходит из дома на улицу с плетеным или пластмассовым стульчиком и бутылкой сакэ. Садится на стульчик перед только что зацветшей сакурой, размачивает очерствевшую душу горячительным напитком, и несколько часов кряду созерцает белые цветы, пьяными слезами оплакивая непреодолимую и жестокую беспомощность красоты перед силами разрушения.

В этом году, боюсь, в этом плаче будет меньше философской абстракции и больше суровой жизненной конкретики. И глядя на цветущую сакуру, Япония будет особенно хорошо помнить, что в этой стране цвет траура - белый.

Не исключаю также, что на несколько десятилетий вперед в Японии Праздник Цветения Сакуры может стать праздником поминовения жертв и несчастий страшного марта 2011 года.
Вот так, бывает, не всегда к радости, старые традиции наполняются новым смыслом.