July 26th, 2011

Никола Невьянский

"Стратегикон" и его автор

Как обычно наткнулся и подумал.
Наткнулся на упоминание некоего труда по военному искусству под названием "Стратегикон", приписываемого византийскому императору Маврикию.  Пишут, что этот труд, написанный в конце VI века, использовался многими поколениями византийцев, русских и западно-европейцев в качестве наставления в военном деле. Что в нем, в свою очередь, используется большое количество трудов римских военных практиков и теоретиков. Что он очень сильно повлиял и на произведения византийца Льва Философа, и итальянца Никколо Макиавелли, и нашего Владимира Мономаха. И т.д.

И тут я подумал. А, собственно, каковы достижения самого Маврикия в военном деле.
Вообще-то, этот тот император, который резко сократил расходы на армию, включая расходы на питание чуть не на треть, чем заслужил объяснимую неприязнь военных от самых высоких чинов до последнего солдата. Ну, может быть, у него на это было причины.
Но уже после этого действия он приказал, чтобы его войско зимовало в неприятельских землях, причем утверждают, что руководствовался он при этом уже забытыми к тому времени римскими традициями.
И это оказалось для и так взбудораженного войска последней каплей. Войска выбрали другого императора и с ним на щите явились в столицу. Маврикий был свергнут, а потом довольно зверским образом убит.

По-моему,  этого было бы уже достаточно, чтобы усомниться в военно-стратегической компетентности Маврикия. Но если бы последствия его ошибок этим ограничились!
Сразу же после смерти Маврикия шах Хосров II, которого Маврикий в свое время посадил на персидский трон, и который при жизни Маврикия вел себя вполне по-дружески, начал военные действия против Византии.
Если не вдаваться в подробности, эта война по определенным причинам оказалась крайне затяжной, изнурительной и кровавой как для Византии, так и для Персии. В результате, когда из Аравии вышли мусульмане, вместо могучих мировых держав они на своем пути обнаружили две истерзанных страны, переутомленных правителей , уставшие от бесконечной войны войска, и поредевшее, обнищавшее озлобленное военными невзгодами и непосильными налогами население. Фактически только эта исключительная ситуация позволила исламу выйти на "оперативный" простор Ближнего Востока, откуда он уже стал стремительно распространяться на запад - в Африку и Испанию, на Восток - в Персию, и на север - в Сирию и Анатолию, и далее везде. Выйди мусульмане из Аравии на полстолетия раньше, или на полстоления позже - и с большой вероятностью ни шиша бы у них не вышло, и остался бы ислам местным верованием десятка-другого кочевых племен, кчующих по бесплодной пустыне.

И всего этого, возможно, не было бы, если бы император Маврикий, начитавшись римских авторов, не захотел возродить древние традиции.

И вот его-то "Стратегикон" на протяжении столетий изучали и черпали из него мудрость военной стратегии и тактики.
Странные люди жили в Средние века, однако.