September 8th, 2011

Скрепы

Занимательная физиогномистика

Я понимаю, что сейчас найдется кому  больно бить меня головой об стену, и, вобщем-то, возразить я ничего заранее не могу по этому поводу. Ну разве, что я хочу сказать о каком-то самому мне непонятном эффекте восприятия, действующем "поверх" рационального мышления.

Ну а с подсознательного - какой спрос?

Кто-то у меня во френд-ленте напомнил, что завтра исполняется ровно десять лет со дня гибели одного весьма интересного персонажа политической истории ХХ века.

И я в свою очередь вспомнил, как его впервые увидел.

Это было, дай бог памяти, самое начало 80-х. Мне было тогда, соответственно, лет двенадцать-тринадцать. В телевизоре шла передача об Афганистане и какой-то популярный политобозреватель, кажется,  Каверзнев, рассказывал о главарях афганских моджахедов - кто такие, где и кем командуют.


Рассказ иллюстрировался фотографиями и, иногда, видеозаписями злодеев. Рожи, надо сказать, у злодеев были казались вполне достоверно злодейскими. Одни из них напоминали злодунов из индийского кино, другие вызывали ассоциации с разбойниками из "Али-бабы".

И вдруг пятым или шестым на экране появилось изображение человека, лицо которого показалось мне резко выделяющимся на общем фоне.  Он выглядел как будто персонажем из другого фильма, случайно затесавшимся в совершенно чужой сюжет. Особенными были какая-то очень располагающая улыбка и глубокие умные и усталые глаза воина и правителя, обремененного ответственностью за жизни и судьбы многих людей, прекрасно эту ответственность сознающего и сознательно и безоговорочно несущего ее на своих плечах: 

Collapse )

В его чертах лица, взгляде, движениях было что-то неподдельно благородное. Этот человек, в отличие от предыдущих, скорее, напоминал о средневековом полусказочном Саладине, благородством, честью и доблестью которого восхищались его враги.
В моем еще тогда достаточно детском сознании возник диссонанс: мне было непонятно, как вот этот явно очень хороший человек мог принять такую нехорошую сторону. Это была загадка, которую я не мог тогда разгадать. Я еще не знал о множественности "правд", о том, что не все в этом мире делится на идеально белое, и идеально черное. (Впрочем, должен заметить, что, судя по ЖЖ, есть множество успешных, хорошо образованных людей, которые этого не знают и в возрасте далеко за двенадцать лет).

Потом я много разного прочитал про Масуда, разного - и уважительного, и восторженного, и враждебного, и откровенно злобного. Но первое впечатление запомнилось на всю жизнь.

Среди политических деятелей мне еще вспоминаются двое, лица которых при первом же взгляде "обличили" их для меня как непременно хороших людей - еще до того, как я узнал, кто они такие - Хо Ши Мин и Че Гевара. Я понимаю, что и по поводу этих людей много кому найдется много чего сказать, но... я в начале уже написал - это все проклятая бессознанка, я тут не при чем.