May 22nd, 2013

Скрепы

Про "Я тоже хочу" (немного косноязычно, но как получилось)

Посмотрел вчера мемориальный повтор "Закрытого показа" фильма Балабанова "Я тоже хочу".
Во время послепоказного обсуждения, когда народ студии, отпихивая остальных, рассказывал, в чем идея фильма, подумал, что с балабановскими фильмами это сложнее, а, возможно, и бессмысленнее, чем с остальными.

Потому что, по-моему, главное в этих фильмах - не некая вербализируемая мысль, которую можно потом аккуратно буквами написать, а настроение, некий хитрый, своеобразный букет эмоций, который режиссер тщательно создает, а потом до самого конца фильма старательно держит. Это больше похоже на поэзию, где большая часть содержания произведения может (не всегда, и не как правило, но бывает что)  определяться ритмом, аллитерациями, рифмами (включая их нарочитыми сбоями), преобладанием одних шипящих над звонкими или наоборот, и т.д. Или вовсе на музыку, которую "рассказывать" можно конечно, но понимая при этом, что это весьма условный перевод с марсианского на латынь.

Я не хочу сказать, что у других режиссеров этого вовсе нет. Из великих, пардон за пошлость, но факт, сразу Феллини с Тарковским вспоминаются.
У кого-то - не стол маститого - это получается почти случайно, как удача. А у Балабанова это явно творческий метод, мастерство. Он просто это умеет делать.

В разных балабановских фильмах на эту эмоциональную основу, собственно, более-менее ясно высказанная идея накладывается в разной степени. В "Я тоже хочу" она наложена самым лаконичным образом. В том смысле, что вся мысль, по сути, в названии и изложена.

То есть, если коротко - этот фильма похож на кантату, в которой очень сложная и своеобразная музыка, и одна партия певца, повторяющего одну фразу на разные лады.