January 15th, 2015

Аутизм

"Какая-то в заречной слободе Снегурочка недавно объявилась..."

Не припомню уже с чьей подачи наткнулся на статью про европейских спутников Санта-Клауса.
То есть, во многих местах Санту на Рождество сопровождает некий подчиненный персонаж, как правило, связанный с местными, еще дохристианскими культами.
Там перечислены основные - общеальпийский, подозрительно смахивающий на чертика Крампус, немецкая ведьма Перхта, вариант - добрая Хольда, итальянка Бефана и другие.
Происхождение этой пары обычно одно и то же. Рождество с общезападнохристианским Святым Николаем сливается с неким близлежащим по календарю и запрещенным церковью старым праздником, у которого есть свой "ведущий". Попервоначалу хитрые местные, чаще всего обращенные в христианство не очень добровольно, празднуют старый праздник под видом Рождества, потом старый культ постепенно уходит, становится только частью фольклора, а старый демон языческого праздника становится относительно безобидным подручным старика с бородой.

Сразу вспомнил про Снегурочку с Дедом Морозом. На первый взгляд та же история. Тот же рождественско-новогодний интернациональный дед с седой бородой и мешком подарков и с ним его местно-фольклорный помощник.
Так да не так.
Снегурочка, как персонаж зимнего праздника у нас появился, наоборот, позже калькированого с немецкого Санты Деда Мороза. Изначально это пе Если уж совсем начистоту, Снегурочка как участник новогоднего праздника - творение советского времени, пришедший к Деду Морозу из фольклора (в котором с новым годом связана не была, подарков не носила и непослушных детишек не наказывала) через сказку Островского, а уже потом - на новогодние ёлки.

Получилось, как с рыбой и дельфином - похожая форма при очень разном генезисе.