Андроник (andronic) wrote,
Андроник
andronic

Live long, die young

Прости господи, langobard пишет о молодежной стилистической революции:

В настороженном, нередко откровенно агрессивном отношении старших к молодым сквозят не пресловутые "моральные паники" (кому мы отдадим нажитые непосильным трудом моральные ценности?), не естественный "конфликт культур", не обычное "непонимание" какое-нибудь, а отношение проигравших к победителям. Такого по-моему в истории еще не было. Молодежные революции ведь обычно заканчиваются поражением.

Но кто нынче молодой?
Интересно, если бы Пушкину незадолго перед дуэлью сказали, что он относится к "молодежи", как бы он на это отреагировал?
ИМХО, тут как бы две "встречных волны". С одной стороны, молодым быть более модно, чем, скажем так, зрелым. С другой, сама граница молодости (и "молодого" самоощущения) все дальше ползет вверх. Причем, понятно, что эти процессы взаимоподдерживающиеся.

И еще.
Мой друг рассказывал мне об одном своем разговоре со знакомым ученым-медиком. Тот уверял его, что медицинская наука гораздо меньших успехов добивается в продлении жизни "вообще", по сравнению с успехами в продлении жизни с хорошим самочувствием, ясным разумом, сексуальной состоятельностью и т.д. И шутка, что благодаря достижениям современной медицине мы скоро будем умирать молодыми и здоровыми не так уж далека от истины.
Что тогда произойдет с нашими представлениями о молодости, зрелости, старости? Захочет ли человек в возрасте выполнять "старческие" обязанности, если у него будут силы для "молодой" жизни? Будет ли молодой человек так же готовиться к зрелости и старости, если его молодость в каком-то смысле закончится только одновременно со смертью?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment