Андроник (andronic) wrote,
Андроник
andronic

Category:

Гуманизм и смерть

Господин yakov_a_jerkov радуется, что:
"В общем, как показали эти несколько дней, или, может, неделя, людей, которые думают о Ройзмане примерно то же самое, что думаю я, очень много. Возможно, их меньше, чем людей, которые думают сильно иначе, но их много. В какой-то момент казалось, что чуть ли не 99% ЖЖистов считают Ройзмана с Бычковым героями, и это производило пугающее впечатление. Но оказалось, что это не так, и это очень хорошо."

У меня тоже сложилось определенное мнение о том, что людей, думающих о Ройзмане "по-жерковски" достаточно много.
Тут вот что интересно - давайте отложим в сторону тех, кто более или менее уверенно предполагает, что Ройзман и К на самом деле креатура конкурирующей группировки наркодилеров. И остановимся на том большинстве "борцов с ГБНёй", которое, веря в намерение фондовцев бороться с наркоманией, напирают на нарушение закона, насилие над наркоманами как юридически дееспособными гражданами, садизм фондовцев и т.д. и при этом не предлагают альтернативы, которую могли бы реализовать граждане, уже не ждущие решения проблемы от коррумпированного и часто просто потакающего наркоторговле государства, в условиях реального Нижнего Тагила.
(Ультрадорогие по среднеуральским понятиям частные клиники и такую же по стоимости метадоновую терапию, к тому же запрещенную в России, не предлагать).

Тогда резюме этой анти-бычковской позиции можно сформулировать так: "Пусть лучше наркоманы передохнут, а их родные с горя удавятся, но восторжествуют закон, ненасилие и свобода личности".
В данном случае я определили бы такую позицию, как "некрогуманизм".

Р.S.
По поводу вышеприведенного резюме.
Мне тут подсказали насчет позиции Подрабинека, явным образом выраженную в статье в "ЕЖ". Там позиция некрогуманизма выражена совершенно определенно:

Об интересах наркоманов все судят очень легко, их собственным мнением даже не интересуясь. Между тем, они полноценные граждане и свою судьбу вольны решать сами. Если они решают лечиться – лечатся. Если решают умереть – умирают. Кто вправе им помешать? Кто вправе за них решать вопросы их жизни и смерти? Право на смерть такое же неотъемлемое, как и право на жизнь.

...Нашему обществу следовало бы начать относиться к человеку с уважением. Независимо от того, бомж это или премьер-министр, русский или чукча, преуспевающий футболист или умирающий наркоман, нищий или миллионер. Надо помнить, что все они – граждане, и никто не вправе посягать на их законные права. А кто об этом забывает, тому это должен напомнить суд. "
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 79 comments