Андроник (andronic) wrote,
Андроник
andronic

Сицилийская вечерня

Прочитал книгу Рансимена "Сицилийская вечерня".
Кроме прочего обратил внимание на следующий нюанс: на самом деле гнет анжуйцев на Сицилии, если судить по его материальным проявлениям, был не так уж невыносим. Ну да, были налоги и довольно высокие, но не настолько, чтобы задушить ремесло и торговлю - и то, и другое в сицилийских городах, в общем-то, процветало. Управление островом было более-менее упорядочено, особого беспредела, особенно если судить по меркам 13 века, не было. Чиновники брали - ну так где ж они не брали-то, суды судили. И даже с ущемлением имущественным интересов местной знати не так все было кошмарно.

Так что тогда относительно благополучных сицилийцев заставило восстать против на тот момент самого могущественного государя Европы, поддерживаемого папой римским, готовящегося к крестовому походу против схизматиков? С учетом того, какая судьба ждала в те отнюдь не вегетарианские времена захваченные с боем города, для которых традиционное трехдневное разграбление неприятельской армией было еще не самым худшим исходом из возможных.
(Ну, кроме византийского золота, разумеется.)

Так вот по Рансимену получается,, что главной причиной было чувство унижения, ущемленное достоинство.
При Гогенштауфенах Сицилия была практически столицей мира. Императоры жили среди сицилийцев, лично занимались делами острова. Уроженцы Сицилии активно участвовали в островном управлении. Ими занимались, к ним прислушивались.
С приходом анжуйцев все изменилось. Столица переехала на континент - в Неаполь. Король не появлялся на Сицилии от слова "совсем". От его имени островом управляли "понаехавшие" французы, жадные, спесивые и презрительно относившиеся к местным.
В общем, ничего особенного. Просто людям много лет без особой злобы, даже несколько устало втолковывали: "это вы при Фридрихе были людьми, а теперь вы никто и звать вас никак, утритесь и смиритесь".
Собственно само восстание, при том, что оно, конечно, было тщательно подготовлено и спланировано, началось с того, что некий француз публично не слишком вежливо обошелся с одной сицилийкой. В руке горячего сицилийца блеснул нож, и понеслась...

И все? Этого достаточно для того, чтобы ввергнуть свою родину в многолетнюю войну, закупорить войной и блокадой накатанные торговые пути, навлечь на себя гнев Святого престола, без всякой достаточных причин быть уверенными  в исходе предприятия?
Сицилиец смотрит с недоумением - "а как же иначе?".



 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments