Андроник (andronic) wrote,
Андроник
andronic

Categories:

ТРИ СЕСТРЫ КОТОРЫХ НЕ ЖАЛКО

Известный кощуник и осквернитель святынь Константин Богомолов поставил в МХТ имени Чехова «Три сестры». Вчера ходил на премьеру. Более внимательные люди чем я, там видели некоторую часть бомонда – кучу известных актеров, Познера, Юдашкина и помощника Урганта из «Вечернего Урганта» (не того, который маленький, а того, который длинный). Похоже, после интерпретации русской классики Богомоловым в «Братьях Карамазовых» и «Волках и овца» (и «Чайке», но ее я не смотрел) многим было интересно, как он надругается над «Сестрами».

Вопрос, случилось ли надругательство, в моем понимании остался открытым. С одной стороны, совсем уж безумств как в «Карамазовых» вроде отождествления старца Зосимы с чертом или благословления стулом вместо иконы как «Волках и овцах», не стряслось. Ну, разве что случилось исполнение роли барона Тузенбаха Дарьей Мороз и хоровое пение действующими лицами «Давайте выпьем, Наташа» из репертуара Андрея Державина (еще когда он был красивый мальчик -до того как побрился налысо и поступил на службу в «Машину времени»). Так это против бесконечного издевательства в «Идеальном муже» - полная фигня.

Но чтобы извратить… пардон, творчески переосмыслить замысел автора, в принципе, в исподнем по сцене прыгать и не обязательно. В случае с «Сестрами» я привык, что, как бы очередной режиссер сюжет не интерпретировал, действие там всегда идет от ощущения молодости, прекрасных порывов, больших надежд и ожидания светлых перемен к усталости, опошлению, мельчанию устремлений и потере иллюзий. И в центре этой истории – три красивых, чистых, чрезмерно для своего провинциального города развитых сестры, вокруг все действие и вертится, в случае которых трагичность ситуации обостряется. Грустная, циничная и мизантропическая история, в сущности. И жизненная, что последние сто к крышкой лет задевает зрителей больше всего.

Это, сколько я видел экранизаций и постановок – такой инвариант, тут уж не поменяешь (казалось бы). Но Богомолов ухитрился Чехова перемизантропить так, что уже и для цинизма места не осталось. У него все ясно с самого начала и никакого движения от надежд к их крушению не происходит.

Спектакль начинается со знаменитой сцены, где сестры говорят о необходимости трудиться и о том, что вот-вот уедут в Москву. В постановке Богомолова сестры сидят с совершенно каменными, тупыми лицами и монотонно, еле слышно скороговоркой барабанят текст. Не знаю, кто как, я так это понял, как почти назойливое указание, что не верят они в то, что говорят ни на копейку – ни про светлое будущее, ни про Москву. Говорят, потому что им так положено. У них такой статус (как самых развитых, возвышенных в городе). Главные героини красивы внешне, но изображены абсолютно несимпатичными. Так весь спектакль живут, такими до конца и остаются.

С остальными персонажами та же история. Я привык, что обычно грубоватость врача Чебутыкина изображается как некий защитный механизм мягкого человека. А у Богомолова циник – он циник и есть. Соленый – вовсе отвратен, без всяких полутонов. И непонятно, почему его так долго терпит Тузенбах. Отношения Вершинина с Машей изображены, насколько это возможно, неприглядно. И т.д.

Очень любопытно изображена невестка сестер. Опять же обычно ее эволюция от просто не слишком умной и образованной на их фоне милой девушки до домашнего монстра, олицетворения мещанства и пошлости, должна контрастировать с их падением – совсем другим, трагическим, отражающим потерю чего-то в их случае, в отличие от нее, настоящего, что могло бы быть, но не случилось. Богомолов же, как будто, сделал все, чтобы Наталья, говоря тот же самый неизменный чеховский текст, отличалась от них как можно меньше. Мол, на самом деле, и нет никакой разницы.

Тузенбах (в исполнении Дарьи Мороз) – единственный, кто вызывает хоть какое-то сочувствие. Ну, так его сам Чехов убивает. Спектакль заканчивается ретроспективой – как Тузенбах на большом экране поет «Давайте выпьем, Наташа, сухого вина». Как будто постановщик хочет нам показать, что во всей этой истории только эта сцена и есть что-то настоящее. Ну а то, что настоящим оказывается пение провинциальным офицером песенки бум-тыц-тыц с туповатым текстом – ну так (говорит Богомолов) откуда лучше-то взять, хоть этому порадуйтесь.

Богомолову никого не жалко (ну, может, кроме барона, который в постановке единственный любит убедительно). И это отсутствие жалости он пытается «продать» зрителям. Весьма убедительно пытается, как все, что он делает.
В общем, постановка мне очень понравилась – режиссура прекрасная, актеры играют превосходно, замысел постановщика реализовал более, чем убедительно. Ну а что сам замысел такой – так если не нравится, нечего на Богомолова ходить.

Subscribe

  • Традиция

    Имперское почтовое агенство Турн-унд-Таксис после четырех веков славы было ликвидировано аж в 1867 году. ...Но до сих пор у великого множества…

  • Из комментариев: итальянский Робин гуд

    "в 2018 году подсуд попал менеджер отделения Banca di Carnia в малом городке Форни-ди-Сопра, провинция Удине. 50-летний Джилберто Баскьера в течение…

  • Радикалы ли виноваты, что власть неумна?

    Некто многомудрый, не любящий, когда его поминают всуе, пишет: "Феномен ненависти умеренных консерваторов к радикалам-разрушителям не из-за того, что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments